В поисках идеала

Вступление
Зачем нужны идеалы совеременному обществу и особенно молодежи

В начале поясню зачем и для кого я пишу эту статью. Поводом к написанию статьи стало это выступление перед студентами православного политолога и публициста Сергея Михеева. Я сам не политолог, не публицист и не историк, поэтому навряд ли мое мнение будет интересно широкому кругу читателей. У меня есть два взрослых сына, и есть еще один человек, о котором у меня болит сердце как о родном ребенке. Эта статья написана для них.

Молодые люди не любят, когда им читают нотации, учат жизни. Это от части правильно, поскольку юноша тем самым отстаивает свое право на свободу нравственного выбора, с другой стороны неправильно, поскольку тут может проявляться юношеская самонадеянность. Наконец, может быть и естественное несогласие, ведь разница в возрасте и жизненном опыте – это не гарантия правоты. Авторитет не освобождает от необходимости обосновывать свои мысли. Если же кто-то не может этого сделать, то пусть не удивляется, что его не хотят слушать. Неуважение тут вовсе ни при чем.

Беда в том, что современной молодежи прививается мысль, что, раз старшие в чем-то не правы, то они не правы во всём, они отстали от жизни и в принципе не способны понять молодое поколение. Это мысль ложная. Старшие совсем недавно сами были молодыми, они понимают чувства молодых, но они понимают еще и то, что за этими чувствами может стоять, и что из них может следовать, поскольку они прошли по этому пути чуть дальше. Неразумно слепо отвергать этот опыт. Более того, неразумно отвергать опыт человека, который болеет за тебя сердцем, поскольку в этом случае с тобою делятся знаниями не из тщеславия, а из искреннего желания уберечь тебя от крайне болезненных ошибок юности.

Есть еще мысль, внедряемая современной молодежи с целью оторвать её от опыта предыдущих поколений. Это мысль о некоторой исключительности сложившейся ситуации. Никогда еще человечество не сталкивалось с таким стремительным развитием технологий и таким потоком информации. Поэтому молодым внушается, что они могут получить из этого потока больше, чем из слов родителей, а, значит, к их словам следует относиться с легкой иронией.

В самом деле, молодые люди сейчас имеют беспрецедентный доступ к знаниям, но есть знания ситуационные, внешние, которые быстро развиваются, меняются и устаревают, а есть знания глубинные, которые известны человечеству на протяжении тысячелетий, и актуальность которых не убывает никогда. Это то, что именуется мудростью, и это то, что обычно передается от поколения к поколению, но может, к сожалению, и теряться.

Понимание тонкости человеческих отношений, понимание самого себя, понимание скрытых мотивов своих и чужих поступков – это то, что было у древних, и это то, что стремительно деградирует в современном обществе несмотря на всю его информированность.

Чтобы не быть голословным, приведу пример. Вот совет, который был дан царем Соломоном почти три тысячи лет назад: "Не обличай кощунника, чтобы он не возненавидел тебя" (Притч. 9:8). И тут же пояснение: "Обличения нечестивому раны ему". Разве эти слова утратили свою актуальность за три тысячи лет? Или что-то изменилось с тех пор в психологии человека? Вот мы видим сейчас повсюду группы лиц, бросающих вызов традиционным устоям общества, и что характерно для их поведения – нетерпимость к обличению и агрессия в ответ на критику. Видите, хоть премудрость и древняя, но продолжает работать и в наши дни.

Есть фундаментальные основы человеческой личности, которые формируются в ребенке его родителями и обществом, в котором он воспитывается. Эта премудрость кажется простой, но вместе с тем она удерживает человека от множества разрушительных поступков. Чтобы эти древние истины не казались скучными, взрослые издревле научились оборачивать их в форму сказок и остросюжетных рассказов. Это то, что не устареет никогда, как никогда не потеряют свою актуальность сказка о рыбаке и рыбке Пушкина, басни Крылова и романы Достоевского. Беда человеку, который восстал против этих наследственных основ своей личности в угоду какому-нибудь новомодному течению. Такой человек встал на путь саморазрушения и вскоре зайдёт в тупик.

Культура нужна обществу как объединяющее начало и среда воспитания. Совокупность идей, лежащих в основе общества, именуется его идеологией. Кажется, что идеология – это слово скучное и непонятное, выдуманное учеными для ученых. Действительно, разве задумывается об идеологии мать, дающая жизнь своему ребенку в муках, или воин готовый сложить свою голову на поле боя, или честный труженик, вкалывающий с утра до вечера за скромную плату? Нет, они об этом не думают, но отними у общества идеологию, и в нем не станет ни многодетных матерей, ни отважных воинов, ни честных тружеников. Без идеологии общество быстро скатится в разврат, коррупцию и эгоизм и начнет стремительно вымирать и разлагаться.

Это можно проследить на примере жизненного цикла любой империи. Ведь что такое империя? Это общество обществ, это супер-общество, которое вбирает в себя разные народы и культуры. Очевидно, что сохранить целостность такого огромного организма невозможно в условиях внутреннего сопротивления. Хоть строительство империи зачастую основано на насилии, всё же завоеванные народы находят для себя некоторую выгоду от вхождения в состав империи, и поэтому не сильно сопротивляются. Империя помимо грубой силы должна обязательно предложить некоторый вдохновляющий идеал, который окажется универсально привлекательным для всех народов, входящих в её состав.

Если проследить историю великих империй, то мы увидим, что в основе каждой из них лежала некоторая доктрина духовного, метафизического характера. Например, в основе древних языческих империй, Римской и Монгольской, лежала идея равенства всех перед лицом закона. В основе более молодых империй лежала та или иная монотеистическая религия – православие, католицизм, ислам и даже иудаизм (в случае Хазарского каганата). Если вдуматься внимательно, то мы увидим, что в основе любой империи лежит идея нравственности. Империя воспринимается народами, входящими в её состав, как альтернатива беззаконию, и поэтому, как бы не был тяжек её гнёт, народы смиряются с ним. Когда же империя сама становится оплотом беззакония, коррупции и разврата, то она близка к гибели. Падению любой империи всегда предшествует утрата связи с той идеологией, которая её породила, и падение нравственности.

Двадцатый век богат на падения империй. Он начался Первой мировой войной, в которой сгорели Российская, Германская, Османская и Австро-Венгерская империи. На их обломках возникли новые великие государства, Советский Союз и Фашистская Германия, которые схватились в новой смертельной битве, в результате которой Третий Рейх был разрушен, а Советский Союз просуществовал еще 46 лет и развалился сам.

Наконец, мы наблюдаем сейчас закат всей западной христианской цивилизации, охватывающей страны Европы и Северной Америки. Этот закат сопровождается не только глобальным экономическим кризисом, но и невиданным по масштабам разгулом разврата и насильственной пропаганды идей, которые глубоко противоречат христианскому вероучению, лежащему в основе европейской культуры.

Особенно же неоднозначно в этой обстановке выглядит положение современной России, которая с одной стороны, казалось бы, противостоит пропаганде самого изощренного сексуального извращения, но, будучи обольщенной европейской либеральной идеологией, вместе с Европой погружается в пучину безнравственности.

Приходят на память слова отца Кирилла Павлова, знаменитого на всю Россию старца из Троице-Сергиевой лавры. У него спросили во время интервью: "Батюшка, возможно ли возрождение нашей страны?" Отец Кирилл поднял взор к небу, глубоко задумался и ответил: "Нужно поднять нравственность. Только тогда можно говорить о возрождении."

Итак, вне всякого сомнения, мир, в котором мы живем, и наша цивилизация, как русская, так и европейская, находятся на грани своего исчезновения. Классические признаки их упадка налицо. Возможно, что для Европы этот процесс уже необратим, но мы верим, что его можно замедлить или даже предотвратить в России.

Как же быть в этой обстановке молодым людям, которые воспитаны в русской культуре, но живут в атмосфере доминирующих ценностей западной цивилизации? В самом деле, тяжелое время для современной молодежи.

Молодому человеку свойственно искать идеал в своей жизни. Хорошо, когда общество, в котором он воспитывается, дает ему этот идеал, и само ему искренне следует. Тогда выбор в подавляющем большинстве случаев делается молодым человеком в пользу общего течения. Но в ситуации, когда молодой человек наблюдает крушение идеалов общества, отсутствие единства и неискренность во взрослых, он перестает им верить и пускается в собственные опасные поиски, доходит до полного отрицания всякой идеологии, нигилизма, или примыкает к одной из новомодных утопических идей, которые вспыхивают ярким светом и тут же гаснут, не имея под собой реальной основы, сжигая в своем огне неокрепшие души.

Как уберечь своих детей от духовной апатии и вместе с тем оградить их от интеллектуальных искушений, предлагаемых сегодня под видом новых религий, молодежных субкультур, психологических тренингов и футуристических концепций развития общества? Как привлечь их сердца к основам своей собственной культуры, в которой они родились, и которые повсеместно попираются у них на глазах? Ведь наша православная культура хороша вовсе не тем, что она древняя и проверенная временем. Древностью молодых не привлечешь. Наша культура хороша тем, что она основывается на знании человеческой души, она учит человека любви в самом высоком её понимании, помогает раскрыть в себе светлые стороны и очистить темные, и при этом она не является утопией, поскольку полагается не на человеческие силы и не ищет опоры в падшем человеческом естестве, но имеет надежду на Истинного Бога, Который не меняется никогда, хоть и культуры исчезнут, и весь этот видимый материальный мир закончит свое существование.

Можно ли в наше циничное и практично-рациональное время увлечь молодого человека такой идеологией? Ведь православие не обещает рая на земле, оно не обещает ни богатства, ни успеха в обществе, ни власти – всего того, что обещают современные коучи, тренеры успеха, психологи. Оно говорит устами Христа: "В мире скорбны будете: но мужайтесь, Я победил мир" (Ин. 16:33). Христианская вера отрывает взгляд человека от земли и устремляет его к небу. "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам" (Мф 6:33). Именно поэтому она является прочной основой для строительства общества. Ведь в обществе людей, для которых главное – это не деньги и успех, а правда, утвержденная на небесах, естественным образом не будет ни жадности, ни зависти, ни распрей. Это если говорить об идеале. На практике же даже самые ревностные люди не свободны от греха, и общество неизбежно будет иметь в себе зерна беззакония, а, следовательно, даже самое христианское общество будет прибегать к насилию в деле утверждения законности и порядка. Вопрос лишь в том, какой будет мера этой жестокости и насилия в сравнении с другими нехристианскими культурами.

Очевидно, что никакие разговоры о небесной правде не привлекут человека, который не верит в её существование. Даже если неверующий человек имеет доброе сердце и благие намерения, он понимает, что ему нужно жить здесь и сейчас, и он естественным образом хочет жить хорошо, иметь достаток и ни в чем себе не отказывать. Если небо – это всего лишь красивая аллегория, то стоит ли ради чего-то иллюзорного и эфемерного жертвовать своим земным успехом и благополучием? Ответ очевиден. Однако не будем спешить с ответом. Даже самый рациональный человек понимает, что жить здесь он будет не вечно, а что там, за границей смерти, не знает никто. Таким рационалистам великий французский физик, математик и богослов Блез Паскаль предложил следующее пари: "Если Бог существует, и вы сделаете ставку на это, то вы выиграете всё; если Его нет, но вы верите в Его существование, то вы не потеряете ничего."

Итак, даже для самого прожженного рационалиста вопрос веры является неочевидным. Ведь смерти никто не избежит. Тем более, открывается перспектива для молодого человека, который ищет идеал в своей жизни, который не хочет превращаться в пошлого мещанина, намертво привязанного к земному. И тут уместно опять процитировать Паскаля: "Вне всякого сомнения, человек сотворен для того, чтобы думать: это и его главное достоинство, и главное дело всей жизни, а главный долг, - думать, как ему приличествует. Что касается порядка, то начинать следует с размышлений о самом себе, о своем Создателе и о своем конце."

Итак, как бы не было развращено наше общество, когда дело заходит о молодежи, не всё потеряно. Вне всякого сомнения, имеет смысл обращаться к современной молодежи, пытаясь убедить её в истинности христианской веры и основанных на ней общественных идеалов. Молодые люди всё подвергают критическому осмыслению, поэтому необходимо приготовиться к тому, что они будут задавать самые трудные вопросы.

Что же необходимо, чтобы выдержать это критическое испытание? Во-первых, нужно самому следовать своим идеалам и на собственном примере показывать искренность своих убеждений. Только так можно убедить в чем-то юношу, который не поверит никому, в ком увидит хоть тень лицемерия.

Во-вторых, нужно доходчивым языком раскрывать перед молодым человеком суть православной идеологии и показывать её логическую непротиворечивость, её соответствие реальному миру и самым современным научным открытиям и её согласие с самыми высокими нравственными идеалами. Православная идеология не имеет недостатка ни в чем этом, но самое главное – она даёт ясный и обоснованный ответ на вопрос, что ждет человека в вечности, подтвержденный как Божественными откровениями и чудесами, так и жизнью святых.

Православие не только отвечает на вопрос "как тебе жить, чтобы быть счастливым", но и "с чем тебе умирать, чтобы не лишиться жизни будущего века". Действительно, оно дает исчерпывающий ответ на все вопросы духовного характера в самой высокой и обоснованной форме, и именно поэтому православие – это самая лучшая идеология в мире.

Дальнейшее раскрытие темы об истинности Православной веры требует серьезного разговора, который в зависимости от глубины задаваемых вопросов может не поместиться и в толстую книгу. Эта статья больше посвящена вызовам современного общества, особенно русского, поэтому сосредоточимся на тех идеологиях, которые двигали нашим обществом на протяжении ближайших шести-семи веков.

Уваровская триада
Православие. Самодержавие. Народность.

Крещение Руси произошло в 988 году. Тогда в Херсонесе крестился Великий князь Владимир. Затем он крестил народ в Киеве со словами: «Если не придет кто завтра на реку - будь то богатый, или бедный, или нищий, или раб, - будет мне врагом.» Итак, крещение Руси было отчасти добровольным, отчасти насильственным, а, как известно, "невольник не богомольник". Считается, что язычество было сильно на Руси еще как минимум 200 лет.

Укреплению православия на Руси во многом способствовало монгольское нашествие, которое сплотило народ вокруг наиболее благочестивых князей из святого рода Владимира Мономаха и его праправнука Александра Невского. Сын Александра Невского, святой благоверный князь Даниил Московский полагает начало усилению Московского княжества в XIV веке, а праправнук Александра Невского, святой благоверный князь Дмитрий Донской разбивает ордынское войско на Куликовом поле в 1380 году. На эту битву он получает благословение преподобного Сергия Радонежского.

Сергий Радонежский не даром именуется "игуменом Земли Русской". Кроме личного благочестивого примера, которым он, помимо своей воли, привлек к себе десятки монахов-сподвижников, строителей множества русских монастырей, Сергий Радонежский лично обошел пешком всю русскую землю, убеждая кротким словом князей отказаться от братоубийственных распрей и незаконных завоеваний. Его смиренный образ и непререкаемый духовный авторитет имели действие, и Русь стала собираться. Духовным центром Руси стал монастырь преподобного Сергия неподалеку от Москвы. Именно благодаря этому христианскому примирению стала возможна победа над монголами на Куликовом поле.

Окончательное свержение монгольского ига ознаменовано Стоянием на реке Угре в 1480 году при Великом князе Иване III. Это время считается периодом расцвета православия на Руси. Именно в это время Русь начинает осмыслять себя преемницей Византийской империи, "Второго Рима", а старец Филофей произносит свою знаменитую формулу "Москва – Третий Рим".

С XV века Русь начинает ощущать себя сильным православным государством, и, как всякое суверенное государство, Русь начинает задумываться о своей идеологии. В XVIII веке Россия провозглашает себя империей, а спустя еще век, в 1832 году, граф Сергей Семенович Уваров в своем письме Николаю I напишет следующее: "Если бы речь шла только о том, чтобы обнаружить начала, поддерживающие порядок и составляющие особое достояние нашей державы (а каждое государство основано на собственных началах), было бы достаточно поместить на фасаде государственного здания России следующие три максимы, подсказанные самой природой вещей и с которыми напрасно стали бы спорить умы, помраченные ложными идеями и достойными сожаления предрассудками: чтобы Россия усиливалась, чтобы она благоденствовала, чтобы она жила - нам осталось три великих государственных начала, а именно: Национальная религия. Самодержавие. Народность."

Православие

Рассмотрим Уваровскую триаду подробнее. О первой её максиме – национальной религии, т.е. православии, мы уже начали говорить. Православие нужно Русскому государству как источник нравственности. Невозможно построить сильную державу из безнравственных людей, вороватых, подозрительных, ненавидящих друг друга. Для того, чтобы государство было крепким, его граждане должны тратить свои силы на творчество и созидание, а не на защиту друг от друга. Таким образом, очевидно, что для успешного строительства государства в нём должна быть атмосфера взаимного доверия и доброжелательности, которая возможна только при высокой нравственности.

Однако в классическом ветхозаветном понимании нравственности помимо "не убей" и "не укради" есть еще и "не прелюбодействуй". Издревле известно, что семья является основой общества. Для воспитания полноценной сильной личности нужна полноценная семья. Именно в семье ребенок учится любви и доброму отношению к людям, поскольку видит пример доброго отношения к себе со стороны родителей и доброго отношения родителей между собой. Если ребенок не получил этого опыта в детстве, его душа получает рану, от которой он будет страдать всю жизнь и причинять страдания другим, если только не покается и не обратится за помощью к Богу и ближним.

В любом сильном государстве супружеская неверность всегда порицалась. Это не значит, что её не было. Это лишь значит, что сильное общество всегда считало супружескую измену и блуд позорным поступком достойным наказания. Во всех культурах известно, что залогом крепкой семьи и супружеской верности является целомудрие. Назовите мне хоть одну культуру, в которой не было бы обряда бракосочетания. Назовите мне хоть одну культуру, в которой не ценилась бы девственность жениха и невесты при вступлении в брак. Да, такие примеры найдутся, но во всех таких случаях государство в результате вымирало и вырождалось. Мы видим этот процесс происходящим на наших глазах. У нас на глазах вымирает целая европейская цивилизация, утратившая понятие о целомудрии и позволяющая проповедникам сексуальной распущенности иметь неограниченный доступ к неокрепшим молодым сердцам.

Мы увидели, какая польза русскому обществу от Православной веры. А вот какая польза православию от того, что оно используется в качестве государственной идеологии? С одной стороны, польза очевидна. Государство защищает православие и создает среду воспитания, в которой ребенок впитывает веру с молоком матери. С другой стороны, это же таит в себе и большую угрозу. Если во главу угла ставится не правда Небесного Царства, а интересы государства земного, то появляется опасность подмены искренней веры государственным церемониалом. Хорошо, когда православие преподается в школе, но плохо, если это делают люди, которые сами не имеют веры. Вера не может быть закачена под давлением, по обязанности. Ребенок может воспринять её только на искреннем примере. Если вера становится обязаловкой, это вызывает резкое отторжение. К сожалению, именно это произошло с русским обществом в XIX веке. Православие насаждалось всюду в обязательном порядке, но духовные семинарии воспитывали самых убежденных атеистов, поскольку дети не видели в своих преподавателях никакой искренности.

Самодержавие

К вопросу падения православного благочестия на Руси вернемся позже, а сейчас рассмотрим вторую максиму – самодержавие. Самодержавие – это власть одного человека, ограниченная лишь ответственностью перед Богом. Русское понимание самодержавия отличается от европейского абсолютизма.

Понятие абсолютной монархии появляется в Европе в XVI веке. Большой вклад в формирование этого понятия внёс Никколо Макиавелли (трактат «Государь», 1532 год). В своем трактате Макиавелли говорит о том, что одним из способов прихода к власти является добродетель, однако при этом он восхищается такими авантюристами, как Агафокл, которые смогли достичь успеха, не обладая ни добродетелью, ни удачей. Напротив, Агафокл славился жестокостью и бесчеловечностью. Рассматривая этот и подобные ему исторические примеры, Макиавелли пользу ставит выше добродетели. Это следует из того, что народ больше ценит успешного правителя, чем добродетельного, поскольку именно успех правления способствует общему благу. (цитата из Wikipedia)

В целом мы можем охарактеризовать западное понимание власти как преимущество силы над правдой. Эту идею развивает дальше Фридрих Ницше в своем философском романе "Так говорил Заратустра" (1885г). Ницше выводит понятие сверхчеловека, который возвышается над моралью в своем стремлении к власти. Кульминацией западного абсолютистского понимания власти становится фашизм, основанный на идеях Ницше.

В православном понимании самодержавие принципиально отличается от абсолютизма тем, что требует от Царя личного соблюдения правил своей веры. Самодержавие ставит небесную правду выше земных целей. Православный Царь правит людьми не как тиран, а как отец, который подает добрый пример своим детям. Чтобы подчеркнуть разницу между европейским и православным пониманием монархии можно привести цитату из преподобного Иосифа Волоцкого, который, как и Макиавелли, жил в XVI веке: «Царь есть Божий слуга, для милости и наказания людей. Если же царь царствует над людьми, а над ним самим царствуют скверные страсти и грехи: сребролюбие и гнев, лукавство и неправда, гордость и ярость, злее же всего неверие и хула, такой царь – не Божий слуга, но дьяволов, и не царь, но мучитель. И ты не слушай царя или князя, склоняющего тебя к нечестию или лукавству, даже если он будет мучить тебя или угрожать смертью. Этому учат нас пророки, апостолы и все мученики, убиенные нечестивыми царями, но не покорившиеся их повелению. Вот как подобает служить царям и князьям.» ("Просветитель", Слово седьмое, 1504 год)

Самодержавие не случайно было поставлено графом Уваровым в число трех столпов, на которых стоит русское общество. Если в XXI веке это требует объяснений и доказательств, то жителям Руси XVI века было проще представить Русь без народа чем без Царя. Дело в том, что сильна была еще память о монгольском нашествии, да и современные соседи имели весьма лютый нрав и непрерывно разоряли Русь своими набегами, наполняя невольничьи рынки Крыма русскими рабами. Только сильное и единое государство могло противостоять этим постоянным угрозам. Русь объединилась вокруг благочестивого рода Московских князей и окрепла благодаря этому. Потеря единства равнялась смерти – причем смерти позорной, в плену у какого-нибудь турка.

Кроме того, что Царь являлся верховным воеводой и гарантом безопасности, он разделял с народом его веру, покровительствовал строительству монастырей, храмов и вместе со своими людьми молился. Царь следил за торжеством справедливости, устанавливал законы, помогал бедным. Во времена голода Царь открывал запасы зерна и препятствовал спекулятивному росту цен. В общем и целом, он был для народа отец родной, и народ совершенно искренне называл его "Царь-Батюшка". Любовь народа к Царю была неподдельной, что, впрочем, не исключало бунтов, заговоров и государственных переворотов. Глупо было бы рисовать лубочную картинку, игнорируя очевидные исторические факты, такие как убийство Царя Федора II Борисовича Годунова в 1605 году по требованию Лжедмитрия I.

Формирование самодержавия на Руси проходило в несколько этапов. На первом этапе Русь страдала от феодальной раздробленности и делилась на княжества. Среди русских княжеств постепенно стало выделяться Московское княжество, которое не было изначально сильным, но которое возглавлялось благочестивым и мудрым княжеским родом потомков Александра Невского, и которое содержало в себе духовный центр Руси – монастырь преподобного Сергия. В итоге, Русь объединилась именно вокруг Москвы. В 1478 году при Иване III Великом к Москве присоединилась Новгородская республика, а в 1510 году при Василии III был присоединен Псков. В 1547 году Московский Великий князь Иван IV Грозный был коронован и стал титуловаться Царём. А в 1584 году его сын Федор I Иванович был венчан на царство по византийскому чину подобно православным Царям Византийской империи.

В 1721 году Россия была провозглашена империей, а Царь Петр I принял титул Императора Всероссийского и Отца Отечества. Вслед за Петром I на императорский трон восходит его жена Екатерина I, которая была не только иностранкой, но и предположительно происходила из латышских крестьян. С тех пор Россией правили императоры и императрицы, в жилах которых не было или почти не было русской крови, что не отменяло народной любви и почтения к ним.

В XIX веке на фоне угасания Православной веры и усиления европейского влияния начинается постепенное ослабление авторитета царской власти. Самодержавие, а не упадок веры и нравственности, видится как главная причина проблем государства. В среде дворянства создаются многочисленные тайные общества (Союз спасения, Союз благоденствия, Славянский союз, Северное, Южное и т.д.), в которых проповедуются идеи, направленные против самодержавия (ему на смену предлагается конституционная монархия, представительное правление и т.п.). В 1825 году члены этих тайных обществ организуют первое восстание, вошедшее в историю как восстание Декабристов. Начинается эпоха террора, направленного против Царей и высших государственных деятелей. В 1881 году после многочисленных неудачных покушений террористом Гриневицким был убит Император Александр II.

В начале XX века в ходе Первой мировой войны не без финансового участия иностранных государств, Германии, Англии, Японии и США, пропаганда свержения самодержавия в России достигает своей кульминации. На семью Императора Николая II обрушиваются потоки газетной клеветы. В результате заговора высших лиц государства и верховного главнокомандования армии Император Николай II отстраняется от управления империей и подписывает указ о передаче власти брату Михаилу, который, в свою очередь, отказывается от власти в пользу Временного правительства. Таким образом, 2го марта 1917г по старому стилю в России свершается так называемая Февральская революция. Русское самодержавие заканчивает своё существование.

Свергнув Царя, высшие лица государства радовались не долго. Выяснилось тут же, что вовсе не самодержавие, а разгул безнравственности является причиной всех бед русского общества, государь же был как раз тем удерживающим, кто не давал свершиться "тайне беззакония" (2 Сол. 2:7). Когда удерживающий был "взят от среды", тайна беззакония свершилась, и русское общество погрузилось в пучину кровавого хаоса.

Следственная комиссия Временного правительства не нашла на Императоре никакой вины. Все газетные обвинения в его адрес оказались стопроцентной ложью. Ложью были и все обвинения в адрес Императрицы и её фрейлины Анны Вырубовой, которую называли главной любовницей Распутина. Обыск в её доме не нашел предполагаемого телеграфа для связи с Германией, сама же Анна Вырубова оказалась девственницей.

Увидев, что они натворили, многие из участников заговора стали каяться, но, к сожалению, прозрение пришло к ним слишком поздно, ничего изменить было уже нельзя. Вот что писал в последствии один из организаторов переворота П.Н. Милюков, лидер кадетской партии, министр первого Временного правительства: «В ответ на поставленные вами вопросы, как я смотрю на совершенный нами переворот, я хочу сказать... того, что случилось, мы, конечно, не хотели. Мы полагали, что власть сосредоточится и останется в руках первого кабинета, что громадную разруху в армии остановим быстро, если не своими руками, то руками союзников добьемся победы над Германией, поплатимся за свержение Царя лишь некоторой отсрочкой этой победы. Надо сознаться, что некоторые, даже из нашей партии, указывали нам на возможность того, что произошло потом. Конечно, мы должны признать, что нравственная ответственность лежит на нас. Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами вскоре после начала войны, вы знаете также, что наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования. Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать свое согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть мое внутреннее состояние в настоящее время. История проклянет вождей так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю.» (Цит. по "Вече". 1983. № 11).

Вот что пишет И.Ф. Наживин, автор многочисленных романов, в которых клеймил самодержавие: «В дни моей молодости хороший тон непременно требовал от молодого человека роли "сознательной личности" и "борьбы за народ". ... Красная одурь росла как на дрожжах; русский человек непременно требовал себе "неба в алмазах"... Заболел этой общественной оспой и я. Неба в республиканских и социалистических алмазах хотел и я. Войдя в общественную жизнь в качестве писателя, я не замедлил, понятно, устроить России "вселенскую смазь": только мы – "передовики", можем устроить её дела, а всё, что не с нами, подлежит анафеме и должно быть брошено на историческую свалку. ... я смотрел на деятелей "старого режима" с неприязнью. К великому моему сожалению, в их число попал и Государь Николай II. Но, исследуя для своих романов наше прошлое, я всё более и более убеждался, что Он совсем не был ни глупым, ни безвольным; "глуп" Он был только потому, что не разделял наших заблуждений, а безвольным представляли мы Его потому, что Он не только ни в малейшей степени не обладал нашим основным и тяжким пороком – самоуверенностью ("мы всё знаем"), но наоборот, был беспредельно скромен... Частые беседы с Л.Д. Корсаковым, которому случалось близко видеть жизнь Царскую, окончательно убедили меня в том, что мы, "общественники", были непроходимыми ослами (один Милюков с его подлой "глупостью или изменой" чего стоит!), и что на нас лежит ответственность за гибель несчастной, затравленной нами Царской Семьи... мне уже 65; и потому, не откладывая дела, я считаю долгом своей совести теперь же покаяться в своей грубой и жестокой общественной ошибке: не Царь был виноват перед нами, а мы перед Ним, за нас пострадавшим. За нашу ошибку мы пострадали очень строго, но все же нет тех страданий, которыми мы могли бы до конца искупить наше преступное легкомыслие и смыть с наших рук и душ кровь наших жертв, бедного Государя и Его близких. » (25 апр. 1939 г. , цит. по: "Часовой". 1951. № 304; "Вестник Храма-Памятника". 1981. № 241).

Вот выступление И.И. Бунакова-Фондаминского, одного из лидеров террористической организации социалистов-революционеров: «Московская государственность покоилась не на силе и не на покорении властью народа, а на преданности и любви народа к носителю власти. Западные республики покоятся на народном признании. Но ни одна республика в мире не была так безоговорочно признана своим народом, как Самодержавная Московская монархия... Левые партии изображали Царскую власть, как теперь изображают большевиков. Уверяли, что "деспотизм" привел Россию к упадку. Я, старый боевой террорист, говорю теперь, по прошествии времени – это была ложь. Никакая власть не может держаться столетиями, основываясь на страхе. Самодержавие – не насилие, основа его – любовь к Царям. Ведь Россия – государство Востока. Монархия была теократией. Царь – Помазанник Божий. И никогда не было восстаний против Царя. Не только в Московский период, но и в императорский – Царь был почти Бог» (Из речи на собрании социалистов-революционеров в Париже в январе 1929 г. – Цит. по: "Двуглавый Орел". 1929. № 25).

Помазание на царство для неверующего человека – не более чем торжественная формальность. Для верующего христианина оно имеет огромное значение, поскольку Помазанник по-гречески Христос. В таинстве миропомазания на царство Царь получает от Бога особую благодать для управления народом по воле Божией, "Сердце царево в руце Божией" (Притч. 21:1), а народ, в свою очередь, покоряется Царю не как простому человеку, но как особо избранному Богом Помазаннику.

Вот что пишет об этом святитель Дмитрий Ростовский: «Лицо и сан Царя христианского на земле есть живой образ и подобие Христа Царя, живущего на небесах. Ибо как человек душей своей есть образ Божий и подобие, так Помазанник Божий саном своим царским есть образ и подобие Христа Господа: Христос Господь на небесах в Церкви торжествующей есть Первенствующий: Христос Господень на земле благодатью и милостью Христа небесного в Церкви воинствующей есть первенствующий».

Можно подумать, что это учение касается лишь священников и архиереев, а простой народ не задумывается над подобными каноническими тонкостями, но это не так. В подтверждение приведу отрывок из письма крестьянина Тверской губернии М.Е. Никонова, написанного 15 ноября 1917 г. архиепископу Тверскому Серафиму (Чичагову) по поводу признания синодом Православной Российской Церкви перехода власти от Помазанника к Временному правительству. "Нам думается, что Святейший Синод сделал непоправимую ошибку, что преосвященные пошли навстречу революции. […] Православный русский народ уверен, что Святейший Собор в интересах Святой матери нашей церкви, отечества и Батюшки Царя, самозванцев и всех изменников, поругавшихся над присягой, предаст анафеме и проклятию с их сатанинской идеей революции. […] Не простая же комедия совершаемый акт Священного Коронования и помазания Святым миром царей наших в Успенском Соборе [Московского Кремля], принимавших от Бога власть управлять народом и Тому Единому отдавать ответ, но никак не конституции или какому-то парламенту"

Народность

Итак, мы проследили все этапы развития и падения самодержавия в России. Теперь перейдем к рассмотрению третьей максимы из Уваровской триады – народности. Государство – это в первую очередь народ. Государство может быть без Царя (например, республика), без церкви (например, СССР), но без народа государства быть не может.

Чтобы подчеркнуть особенность русской народности, уместно взглянуть на неё взглядом со стороны, глазами иностранца. Вот что сказал о ней австрийский поэт и писатель Райнер Мария Рильке, вернувшись из путешествия по России в 1899 году: "Другие страны граничат с горами, морями и реками, Россия же граничит с Богом."

Действительно, все государства как государства, но Царская Россия государство особое. Это государство-семья, в котором Царь – Отец, а народ – дети. Дети верят в отца, ждут от него любви, заботы, готовы на послушание и даже подвиг ради него.

В наше циничное время всеобщего недоверия и подозрительности трудно поверить, что движущим началом общественной жизни может быть не взаимная выгода и страх наказания, а забота, послушание и доброжелательность. Мы живем в те времена, о которых Христос пророчествовал: "и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь" (Мф. 24:12). Однако общество всё-таки может строиться на началах любви, и это было именно у нас, в нашей стране. Это всё не пустые напыщенные слова, это всё так именно и было – просто и искренне. Посмотрите фильм "Полк, смирно!", в котором собраны письма солдат с фронта Первой мировой войны. Его невозможно смотреть без слёз. Наверное, после этих писем не нужно больше ничего говорить о русской народности, её нужно ощутить.

Православное государство – это государство-церковь в земном и небесном смысле этого слова. Церковь в высшем духовном понимании – это Тело Христово. Глава Церкви в высшем смысле – Христос. Здесь, на земле, православный народ – это единое тело, у которого голова – Царь, Помазанник Божий. Преподобный Анатолий Оптинский говорил об этом так: «Судьба Царя - судьба России. Радоваться будет Царь, радоваться будет и Россия. Заплачет Царь, заплачет и Россия... Как человек с отрезанною головою уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без Царя будет трупом смердящим»

По определению русского мыслителя Алексея Степановича Хомякова Церковь – это единство Духа. Главные свойства Церкви в его понимании – единодушие и соборность. Для России это означает единодушие внутри народа и единодушие народа и Царя. Это условие не выполняется автоматически. Взаимодействие народа и Царя – это союз двух независимых свободных единиц. Царь – человек, личность, но и народ состоит из людей, личностей. Всякая личность, если она не порабощена, а действует в свободном духе, в котором только и возможно проявление любви, может, в принципе, отказаться от единодушия. В таком случае происходит разлад в семье, ссора. Любовь народа к Царю не является безусловной. Народ ждет от Царя отеческого отношения. Если он в Царе этого не находит, то Царю не сдобровать. Русский народ свободолюбив и своенравен. Он не привык ни перед кем раболепствовать. Если он покоряется, то покоряется искренне, с любовью, а если бунтует, то берегись!

Нельзя сказать, что у нас в России всё всегда было гладко в этом смысле. Были и великие восстания, и государственные перевороты. Дважды при поддержке войск народ свергал Императора и присягал на верность Императрице. Первый раз это было в 1741 году, когда дочь Петра I Елизавета Петровна подняла за собой гренадерскую роту Преображенского полка чтобы свергнуть ненавистную им власть Бирона, фаворита Анны Иоанновны и регента при малолетнем Царе Иване VI. Судьба самого́ несчастного ребенка была при этом крайне трагичной. Он провёл почти всю жизнь в одиночном заключении и уже в царствование Екатерины II был убит охраной в 23-летнем возрасте при попытке освобождения.

Второй такой эпизод также трагичный. В 1762 году Екатерина II при поддержке гвардии свергла своего мужа Петра III, что для последнего также закончилось смертью. Причиной того, что ей удалось склонить на свою сторону гвардию, послужило непочтительное отношение Петра III к Православной церкви и отказ от всех русских завоеваний в ходе Семилетней войны, что лишило его всякой народной поддержки.

Итак, мы видим, что в русской триаде "Православие, Самодержавие, Народность" все три начала имеют свою степень свободы. В том числе и народ покоряется Царю свободно и по любви, а не из страха. Русскому народу издревле свойственно свободолюбие и соборность. Мы можем вспомнить Новгородскую и Псковскую республики, где многие решения принимались на народном вече. Эти начала самоуправления не были упразднены при введении монархической формы власти, но преобразовались в местные земские соборы.

Первый общегосударственный Земский собор был созван Иваном IV Грозным в 1549 году. С этого момента на Руси фактически возникает сословно-представительная монархия. Последний Земский собор был созван в 1684 году. Больше земские соборы не собирались в результате реформ, проводимых Петром I, однако в 1864 году Александр II начинает земскую реформу, в результате которой были вновь созданы выборные губернские и уездные земские собрания. Мы видим, что на протяжении всего существования русского государства, несмотря на монархическую форму правления, роль народа в управлении государством была велика.

Религиозно-философское осмысление Уваровской триады

Итак, мы рассмотрели все три составляющих русской идеологии, которая двигала русским обществом до Февральской революции 1917 года – Православие, Самодержавие, Народность. Мы увидели, что это действительно были три начала, которые вдохновляли русских самым искренним образом. За Веру, Царя и Отечество русские люди шли в бой и умирали. Однако помимо духовно-эмоциональной составляющей эта триада имеет и философский смысл.

В православной антропологии человеческое естество разделяется на три уровня: дух, душа, тело. Дух оживотворяет душу, душа оживотворяет тело. Дух – это душа души, данная человеку для общения с Богом. Душа, в свою очередь, имеет три составляющих: чувства (которые связывают её с телом), разум (который является её управляющим началом), и волю (которая имеет духовное происхождение, т.к. граничит с совестью – голосом Божиим в душе человеческой). Когда все эти начала находятся в согласии и взаимодействуют друг с другом как единое целое – это называется целомудрием.

Грех разрушает целомудрие и приводит всё человеческое естество в разлад и замешательство. У человека, лишенного целомудрия, тело хочет своего, оно давит на душу через необузданные чувства, разум увлекается собственными идеями, оторванными от реальности, воля начинает противоречить совести и игнорировать духовные движения, из-за чего дух человека приходит в упадок вплоть до полного умирания.

Такой представляется картина грехопадения и смерти – сначала духом человек отпал от Бога, в результате чего душа потеряла свою целостность и способность гармонично управлять телом, затем тело, лишенное источника жизни, постепенно стало стареть и, в конечном итоге, подверглось смерти.

В триаде "Православие, Самодержавие, Народность" православию принадлежит роль одухотворяющего начала, это дух общества; самодержавию – роль разумного управляющего начала, т.е. души; а народ играет роль тела. Когда государство утрачивает связь со своей верой, оно теряет связь с Богом, в результате чего, в первую очередь, приходит в разлад его система управления, власть перестает чувствовать народ и теряет способность разумного и гармоничного управления, в результате чего народ начинает страдать и, в конечном итоге, восстает на власть, что приводит к полной гибели всего государственного организма.

Мы видим из приведенного рассуждения, что именно Православная вера являлась в нашем государстве животворящим началом, которое связывало в единое целое самодержавие и народ. Когда вера стала ослабевать, власть потеряла способность чувствовать народ, а народ потерял способность добровольно покоряться власти, в результате чего произошло великое восстание, "душа" покинула "тело", и русское православное государство погибло.

Царская Семья

Говоря о гибели русского самодержавия, невозможно оставить без особого внимания последнего русского Императора, Царя-мученика Николая II и его семью, зверски убитых в ночь с 17 на 18 июля 1918 года в подвале Ипатьевкого дома в Екатеринбурге.

До сих пор не смолкают споры о личности Царя-мученика и его роли в падении русского самодержавия. Одни считают его искупителем, другие – предателем. Одни считают, что народ предал Царя, другие считают что Царь, отрекшись от власти в пользу брата, выпустил бразды правления из своих рук, от чего и произошло падение самодержавия.

Абсурдность этих обвинений становится очевидной, если рассмотреть исторические примеры добровольной или насильственной передачи власти от одного русского монарха другому. Их множество: передача власти от Ирины Годуновой брату Борису (1598 год), передача власти от Царевны Софьи брату Петру I (1689 год), свержение Елизаветой Петровной Ивана VI (1741 год), свержение Екатериной II Петра III (1762 год), убийство заговорщиками Павла I и передача власти его сыну Александру I (1801 год), отказ от власти Константина I в пользу брата Николая I (1825 год – этим замешательством воспользовались декабристы, но их восстание ничем не закончилось), убийство террористами Александра II (1881 год – оно было осуществлено с целью вызвать народный бунт, но бунта не последовало) и, наконец, передача власти Николаем II брату Михаилу.

Все предыдущие передачи власти и перевороты никак не влияли на положение самой монархии, однако передача власти от Николая II его брату, оформленная в виде законного манифеста, привела к падению монархии. Очевидно, что самодержавие пало не по причине передачи власти от одного лица другому, а по причине нежелания высших слоев общества покоряться Царю. Даже если бы им не нравился лично Николай II, то они могли бы присягнуть его брату Михаилу или сыну Алексею, как это уже не раз происходило в русской истории, но в этот раз они не хотели присягать никому, они хотели править сами. Что из этого вышло – стало очевидно в первые же месяцы правления Временного правительства.

Николая II обвиняют в том, что он не занимался поиском заговорщиков, не казнил изменников, не правил государством твердой рукой, как это делал его отец Александр III. В самом деле, его личные качества плохо соответствовали требованиям текущей ситуации. Зато они соответствовали требованиям Евангелия. Царь выбрал Евангельский путь и, подобно Христу, отверг насильственный способ удержания власти. Приход к власти монарха, осуществляющего Евангельский образ управления государством в тот момент, когда государство наименьшим образом было к этому готово, является, вне всякого сомнения, промыслительным. Таким образом Господь показал русским людям, что́ бы они сделали с Христом, если бы Он пришел к ним, как некогда пришел к древним иудеям. Да, очевидно, что мы бы распяли Его, как тогда поступили они.

В православном богослужении Страстной Пятницы есть один пронзительный антифон. "Сия глаголет Господь иудеем: людие Мои, что сотворих вам? Или чим вам стужих? Слепцы ваши просветих, прокаженныя очистих, мужа, суща на одре, возставих. Людие Мои, что сотворих вам? И что Ми воздасте? За манну желчь: за воду оцет: за еже любити Мя, ко Кресту Мя пригвоздисте. Ктому не терплю прочее, призову Моя языки, и тии Мя прославят со Отцем и Духом, и Аз им дарую живот вечный." (Антифон 12, Глас 8. Из службы Великого Пятка)

Подобные вопросы мог бы задать и Царь-мученик Николай II своим подданным, отрекшимся от него и предавшим его на смерть вместе с женой, детьми и слугами. Действительно, чем не угодил Николай II русским людям? Разве он был любителем всего прусского и немецкого как Петр III? Нет, Царь любил всё русское, он строил храмы в древне-русском стиле, построил Фёдоровский городок в Царском Селе, покровительствовал художникам, восстанавливавшим русское художественное самосознание, которых называл "работниками в русском деле". Или, может быть, он устраивал репрессии как Бирон и Анна Иоанновна? Нет, Царя как раз упрекали в излишней христианской терпимости к своим личным врагам и клеветникам, поливавшим его самого и его семью грязью в прессе.

Или, может быть, Царь был излишне равнодушен к нуждам простых граждан? Нет, Царь, например, создал в России бесплатную систему здравоохранения, которой не было равной в мире по отзывам ведущих медиков Европы. Именно в Российской империи появились первые станции скорой помощи, участковые врачи, женские консультации, молочные кухни, а больным стали выдавать больничные листы. По числу врачей Россия занимала второе место в Европе и третье место в мире. Один из выдающихся организаторов медицины в Европе Фридрих Эрисман писал: "Медицинская организация, созданная российским земством, была наибольшим достижением нашей эпохи в области социальной медицины, т.к. осуществляла бесплатную медицинскую помощь, открытую каждому, и имела еще глубокое воспитательное значение." К 1917 году 2/3 населения страны получали бесплатную качественную медицинскую помощь. Земские врачи, как известно из художественной литературы, были образцами профессионализма и самоотверженности.

Во время Первой мировой войны Императрица вместе со старшими дочерьми и фрейлиной Анной Вырубовой закончила курсы медсестер, превратила свои дворцы в больницы и сама вместе с дочерьми начала ухаживать за ранеными в Царскосельском госпитале, выполняя все самые тяжелые перевязки, а её дочери настаивали на том, чтобы им поручалась самая грязная работа, и чтобы их ничем не отличали от остальных медсестер. Не все солдаты даже знали, кто за ними ухаживает, и простой солдат мог послать дочку Императора в киоск за папиросами (из статьи В.Каменского "О Государе Императоре").

Царь создал одну из лучших в мире систем всеобщего начального образования, благодаря которой по подсчетам коммунистов в 1920 году, например, в Псковской губернии более 90% подростков в городах оказались обученными грамоте.

Бо́льшая часть пахотных земель России к 1917 году уже принадлежала крестьянам, а средний крестьянский надел был в разы больше, чем в Европе. После 1905г в результате обширных реформ существенно вырос уровень жизни рабочих. В 1913г зарплата рабочего позволяла ему обеспечивать семью всем необходимым, в том числе снимать трехкомнатную квартиру в хорошем районе, одеваться в хорошую одежду, покупать хорошую мебель, ходить в театр и даже приглашать прислугу – всё это на одну только зарплату заводского труженика (см. Гибель империи. Российский урок. Фильм 1). Средний уровень зарплаты заводских работников Царской России так никогда и не был достигнут в Советском Союзе.

С 1906г в России введены профсоюзы, а с 1912г введено обязательное страхование рабочих – раньше чем в Европе и Америке. Президент США Уильям Тафт говорил, что Царь создал в Российской империи такое совершенное рабочее законодательство, которым не может похвастаться ни одна другая страна мира. Официальная продолжительность рабочего дня в России на момент Февральской революции была девять с половиной часов, в редких случаях восемь – и это в условиях войны.

Возможно, кто-то упрекнет Николая II в слабоволии и слабом управлении государством? Но и тут его не в чем упрекнуть. Царь обладал огромной силой воли. Например, он начал и закончил строительство Транссибирской магистрали протяженностью более восьми тысяч километров. Строительство дороги такой протяженности через горные хребты Восточной Сибири было беспрецедентным по сложности в то время. Стройка длилась 24 года. Царю неоднократно указывали на экономическую нецелесообразность этой стройки, но он довел начатое дело до конца одной лишь царской волей, понимая, что дорога нужна для развития Дальневосточного региона и соответствует интересам простых граждан Российской империи. Также при Николае II был разработан план Байкало-Амурской магистрали и план электрификации России.

Во время правления Николая II страна испытала настоящий экономический и демографический бум, и это несмотря на две войны. Население России выросло на 50 миллионов человек, золотой запас вырос почти в 4 раза, производство чугуна выросло в 4 раза, меди – в 5 раз, каменного угля – в 5 раз, ткани – в 2 раза. Налоги в России были в два раза ниже чем во Франции и в четыре раза ниже чем в Великобритании.

Царь также проявил себя как полководец. После того как он лично возглавил армию во время Первой мировой войны и стал вместе с сыном появляться перед войсками, дух армии резко возрос. Русское воинство перешло в наступление, которое ознаменовалось знаменитым Брусиловским прорывом. Как уже упоминалось в приведенном выше откровении Милюкова, страна ожидала наступления весной 1917 года, которое должно было вызвать в обществе врыв патриотизма и ликования и навсегда положить конец перспективам революции.

Так почему же произошла революция? Разве война, голод, разруха, нищета, угнетение рабочего класса, "кровавый тиран" у власти или еще что-то из традиционного списка упрёков большевиков вызвали её? Очевидно, что нет. Революция свершилась по причине нежелания общества подчиняться Помазаннику Божьему, т.к. в подавляющем большинстве население Российской империи утратило на тот момент веру в Бога, и даже самый лучший Царь за всю историю человечества не смог остановить этот бунт.

Вот стихи Сергея Бехтеева на эту тему

Нам, русским, послан Крест тяжелый,
И мы должны его влачить,
За грех чудовищной крамолы,
За то, что не хотели чтить
В своей безсовестной гордыне,
Как непокорные сыны,
Нам Богом данные святыни
Благой и мудрой старины.
За то, что нехристям в угоду
Преступный замысел творя,
Себе мы прочили свободу
И свергли Ангела-Царя.
И тем, покрыв себя позором,
Дерзнули клятву осквернить,
За всех нас данную Собором,
Во век Романовым служить.
И вот за этот грех великий
Страдаем всюду мы теперь,
И Русью правит деспот дикий,
Безчеловечный, лютый зверь.
И долго будем мы томиться
Под нам ниспосланным Крестом,
Пока в душе не совершится
У нас великий перелом,
Пока от зол мы не очнемся,
И, приведя наш бунт к концу,
К Царю мы, каясь, не вернемся,
Как дети блудные к Отцу.

Бунт

Не будем отрицать, что Российская империя имела множество проблем экономического и социального характера. Общество было расслоено, была в нём и нищета, и бесправие, и коррупция, и равнодушие чиновников. Но общество развивалось, проблемы постепенно решались, а на смену Николаю II готовился Цесаревич Алексей, который говорил: «Когда я буду Царем, не будет бедных и несчастных. Я хочу, чтобы все были счастливы». Очевидно, что он продолжил бы дело своего отца и привел страну к еще большему процветанию. Страна готовилась к победе в Первой мировой войне и освобождению Константинополя от турок. Всё это сплотило бы общество еще больше. Но история не знает сослагательного наклонения. То, что произошло на самом деле – это бунт. Бунт не против Царя – бунт против Бога.

Никогда еще в истории человечества никакой социальный бунт не приводил ни к чему хорошему. Всегда в таких случаях страна погружалась в кровавый хаос и затем вновь возвращалась к прежней жизни, неся огромные потери. В конечном итоге, бунт наказывал самих бунтовщиков. Так было и во время Великой французской революции, так было и во время Февральской, и во время Великой Октябрьской. Наша страна, описав кровавую мертвую петлю длиной в сто лет, вернулась снова к тому, с чего начала, понеся величайшие потери. Население мира выросло за это время в семь раз. Население России не выросло ни на одного человека за сто лет.

Что же мы приобрели в результате этого бунта? Разве социальную справедливость? Обратимся к статистике – децильный коэффициент современной России (соотношение доходов десяти процентов самых богатых к десяти процентам самых бедных) составил порядка 16% в 2014 году и вышел на уровень Никарагуа. Для сравнения, в Европе он равен 8.5%, в США 15%. Итак, мы опередили по социальному неравенству самую капиталистическую страну мира. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.

Очевидно, что не столько форма правления определяет в обществе его уровень благосостояния и социального равенства, сколько нравственность и духовный настрой. Сребролюбцы будут воровать и при Царе, и при демократии, и при коммунизме. Если главная ценность в обществе – деньги, будьте уверены, что никакая социальная система и никакие законы не спасут это общество от социального неравенства. Вот урок, за который России пришлось заплатить такой дорогой ценой в XX веке.

В чём духовная основа бунта, и что отличает бунт от восстания? Восстание носит национально-освободительный характер и преследует цель освобождения народа от иноземного порабощения. Мы знаем примеры в русской истории – восстание Дмитрия Донского против орды и битва на Куликовом поле, восстание Минина и Пожарского и изгнание поляков из Москвы. Во всех таких случаях восстающие имеют благословение на ратный подвиг. Дмитрий Донской имел благословение Сергия Радонежского, а Дмитрий Пожарский имел благословение Патриарха Гермогена.

Духовная основа бунта – гордыня, нежелание смиряться перед промыслом Божиим, нежелание проявлять терпение в решении возникающих проблем. Гордыня сопряжена с самоволием и ни в чьих благословениях не нуждается, поэтому бунт вспыхивает самопроизвольно. Поводом к социальному бунту зачастую является социальное притеснение или вопиющая несправедливость. Очевидно, что эти проблемы требуют решения, но в таком случае существует два пути. Первый, основанный на осуждении и гордыни – дать волю своей ненависти и устроить бунт. Второй, основанный на терпении и смирении – положить начало объединению страдающих в общественно значимое собрание, которое должно донести суть проблемы до власти и добиваться решения до тех пор, пока власть не осознает величины и опасности возникшего перекоса и не предпримет меры. Никакая власть не заинтересована в возникновении социальной напряженности, поэтому меры будут предприняты рано или поздно, но тут необходимы терпение и настойчивость.

Приведем два примера социальных бунтов в русской истории и посмотрим на их последствия. В качестве первого примера рассмотрим Пугачевский бунт, о котором Александр Сергеевич Пушкин написал в повести «Капитанская дочка» такие слова: "Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!". Бунт возник на Урале и Поволжье в 70-х годах XVIII века. Приведем цитату с сайта literaguru.ru.

В 70-х годах XVIII века Российская империя находилась в состоянии войны, а значит, вся государственная казна была направлена на военные нужды. Также в те годы были заморозки, неурожаи, и по стране катился ужасный голод. Все это вызывало недовольство населения, которое и без того было взведено своеволием дворян-помещиков, разбалованных милостями императрицы. Нужна была лишь малая искра, чтобы разгорелся бунт. Именно этой силой стал народный лидер Емельян Пугачев, который предпочитал называть себя «покойным императором Петром III».

Почему бунт был бессмысленным? Народ шел напролом, занимал и подчинял города и села одно за другим, но в сущности у них не было никакой серьезной организации, никакой программы. Каждый не понимал, за что борются все, и бессмысленно боролся за что-то свое.

По этой же причине бунт и беспощадный. Не имея никакого контроля, каждый, отстаивая свои интересы, делал, что хотел и как хотел. Если у Пугачева была своя высокая цель – добраться до престола, то у простого рядового мужика цели были попроще – «хлеба и зрелищ». Голод толкал их на грабежи, свобода – на насилие, месть – на убийство. Пушкин довольно красочно изобразил всю беспорядочность и грязь бунта в «Капитанской дочке».

Бунт был подавлен войсками под командованием Бибикова, Панина и Суворова. Предводитель восстания Емельян Пугачев был выдан своими полковниками в обмен на помилование и доставлен в Москву, где был казнен. Перед казнью он покаялся, обратившись к людям со словами: «Прости, народ православный». В результате массовых грабежей существенно пострадала металлургическая промышленность Урала, большой ущерб был нанесен дорожной инфраструктуре.

Кровавое воскресенье

В качестве второго примера рассмотрим событие, которое вошло в русскую историю как "Кровавое воскресенье". Оно не было бунтом по виду, но было бунтом по сути. Это трагическое событие является одним из главных обвинений в адрес Николая II со стороны советских историков, хотя сам он не принимал в нём участия. Царь находился в то воскресенье 9го января 1905 года в Царском Селе по причине угрозы покушения. Дело в том, что 6го января во время торжественного салюта одно из орудий оказалось заряжено картечью, и снаряд разорвался недалеко от царской палатки. Хотя позже выяснилось, что это был несчастный случай, но на тот момент Царю было рекомендовано покинуть Санкт-Петербург. Царь, конечно, знал о готовящемся народном шествии, но непосредственно никаких распоряжений не отдавал.

Народное шествие 9го января 1905 года было организовано священником Георгием Гапоном, руководителем организации «Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга», которая имела большое влияние в рабочей среде. Поводом послужило увольнение четырех рабочих с Путиловского завода. "Собрание" встало на их защиту, но не смогло оказать давление на руководство завода. Не помогла и начавшаяся 3го января забастовка. Ставки повышались. Либо "Собрание" должно было признать своё поражение, что резко уменьшило бы его авторитет в среде рабочих, либо идти ва-банк. 6го января Гапон выдвинул идею об обращении к Царю «всем миром». Идея Гапона заключалась в следующем: «Народу мешают чиновники, а с Царём народ сговорится. Только надо не силой своего добиваться, а просьбой, по-старинному». «Царь не знает наших нужд, мы о них ему скажем. Если он любит свой народ, он исполнит его смиренную просьбу»

Текст "смиренной просьбы" содержал следующие строки: «Вот, государь, наши главные нужды, с которыми мы пришли к тебе… Повели и поклянись исполнить их, и ты сделаешь Россию и счастливой и славной, а имя твоё запечатлеешь в сердцах наших и наших потомков на вечные времена. А не повелишь, не отзовёшься на нашу мольбу, — мы умрём здесь, на этой площади, перед твоим дворцом. Нам некуда больше идти и незачем. У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу… Пусть наша жизнь будет жертвой для исстрадавшейся России. Нам не жаль этой жертвы, мы охотно приносим её!»

По сути "смиренная просьба" являлась угрозой, шантажом и манипуляцией — "Делай как мы хотим, или мы тут умрём", а требования в петиции выдвигались такие, что могли быть приравнены к отмене самодержавия. В таком возмутительном тоне прошения Царю не подаются, и Царь на подобные провокации отвечать не должен.

8го января Гапон написал Царю письмо, но, не получив ответа, обратился к народу уже с такой речью: «Пойдём к царю, и уж если царь не выслушает, — то нет у нас больше царя, и мы тогда крикнем: „Долой царя!..“», и взволнованная толпа хором повторяла: «Долой царя!..» Фактически, планировалось либо вынудить Царя отказаться от самодержавной формы власти добровольно, либо начать революцию. В другой речи Гапон заявил: «Если царь не исполнит наших требований, тогда мы разнесём весь Зимний дворец, не оставим камня на камне», а в интервью корреспонденту английской газеты «Стандард» Гапон сообщил: если царь откажется принять петицию, «тогда будет страшный бунт». «Горе царю, если царь не даст слова выполнить всех наших требований!» (цитаты из Wikipedia)

Итак, Гапон по сути намеревался устроить вооруженный бунт против Царя, однако его преступное лицемерие заключалось в том, что он решил обставить этот бунт в виде религиозного шествия, во главе которого шли хоругви, иконы, женщины и дети, а за ними шли вооруженные эсеры и большевики. Соответствующий план вооруженного захвата Зимнего дворца был разработан эсером Рутенбергом и одобрен Гапоном заблаговременно.

Царь был информирован о письме Гапона и о планирующемся "шествии", но непосредственного руководства не принимал. Все решения принимались на уровне министерства внутренних дел. Было решено заблаговременно арестовать Гапона как зачинщика и провокатора, но, поскольку он прятался в рабочих кварталах, то арест сопровождался бы жертвами, и на арест не решились. Для защиты Зимнего дворца в Санкт-Петербург были введены войска. В итоге, шествие состоялось, и, как и планировалось заговорщиками, оно превратилось в массовую бойню. Столкновения произошли одновременно в нескольких районах Санкт-Петербурга. В одном месте первые выстрелы были произведены по войскам из толпы, на что войска ответили залповыми выстрелами по народу. В других местах войска совершали предупредительные выстрелы поверх голов, но после игнорирования нескольких предупреждений стреляли на поражение в соответствии с уставом. Всего было убито 130 человек, среди которых были женщины и дети.

Вот запись, которую Николай II сделал в дневнике в этот день: «Тяжёлый день! В Петербурге произошли серьёзные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!»

Поползли провокационные слухи о том, что царские войска расстреляли рабочих по приказу Николая II (что по вполне понятным причинам позже стало официальной точкой зрения в советской историографии и даже не обсуждалось советскими историками), более того, что Царь лично участвовал в расстреле, якобы стреляя по демонстрантам из пулемёта Мадсена или из винтовки Манлихера (цитата из Wikipedia)

В результате распространения этих слухов в стране началась Первая русская революция, которая утихла только к 1907 году.

Марксизм-ленинизм

Какой вывод мы можем сделать из приведенных примеров? Вывод такой, что самодержавная форма власти может существовать в нашей стране только при наличии христианской мотивации у большинства населения. Государству, в котором доминируют материальные ценности, Царь, Помазанник Божий не нужен.

В любом обществе всегда будут экономические проблемы и социальное неравенство, но принципиальным является тот способ, которым люди реагируют на возникающие вызовы. Смиренный христианин, наученный Евангельским заповедям, действует конструктивно и позитивно, находя единомышленников и пытаясь повлиять на власть в духе уважения к её статусу. Гордый безбожник ищет виноватых, осуждает, озлобляется, копит ненависть и, в конечном итоге, решается на бунт.

На допросе в финской полиции в 1920 году Анна Вырубова сказала: «Чтобы возродить былую Русь, надо научиться терпению к другим и покаянию. А пока мы обвиняем друг друга, улучшения не будет.» Однако в русском обществе начала XX века доминировали иные настроения, которые сводились к Герценскому вопросу: "Кто виноват?"... И виноватый нашелся. Им оказался Николай II и самодержавие в его лице, которое в результате и было свергнуто.

Новое общество, отказавшееся от старых идеалов православия и самодержавия, остро нуждалось в новой идеологии. Эта новая идеология была со временем выработана и оформилась в виде идеологии марксизма-ленинизма, которая, в свою очередь, опиралась на диалектический и исторический материализм.

Суть материализма в том, что реально существующей считается только материя. Все остальные явления нематериального характера считаются кажущимися и сводятся к формам существования материи. Кажущимися считаются такие явления как логичность строения живых существ (их логичность объясняется теорией эволюции Дарвина), совесть и свобода нравственного выбора (эти явления объясняются социал-дарвинизмом), душа (она считается образным выражением законов функционирования человеческого мозга) и т.д.

Поскольку марксизм-ленинизм считает материю единственно существующим началом всего, то и вся социальная проблематика сводится к справедливому перераспределению материальных благ. При этом выделяются два принципа распределения — коммунистический и социалистический.

Коммунистический принцип распределения выражается максимой "от каждого по способностям, каждому по потребностям". В этом принципе предполагается упразднение наличных денег и возможность брать в магазине то, что ты считаешь нужным, бесплатно. При этом требуется такой уровень развития экономики, при котором в принципе не может возникнуть дефицит товаров. Пока же этот уровень не достигнут, предлагается социалистический принцип "от каждого по способностям, каждому по труду". В этом варианте материальные блага распределяются традиционным способом, но при этом предполагается выравнивание зарплаты в соответствии с затраченными трудовыми усилиями.

Оба эти принципа, вне всякого сомнения, являются весьма справедливыми, и они действительно смогли вдохновить наше общество на великие подвиги социалистического строительства. Беда лишь в том, что фокус на всём материальном предполагал, что и счастье человека содержится в материальном. Несколько поколений, выросших на этом принципе, в конечном итоге, выдвинули из себя таких национальных лидеров, которые были зациклены исключительно на приобретении материальных благ, а поскольку коммунистическая идеология мешала им конвертировать власть в материальные блага без ограничений, то они приняли капиталистическую модель общества и уничтожили Советский Союз одним росчерком пера, подписав Беловежские соглашения. Так идеология материализма, заложенная в фундамент Советского Союза, оказалась бомбой замедленного действия, которая взорвала его через 70 лет существования.

Чем же плох радикальный материализм, который не дает права существования ничему кроме материи? Он плох отрицанием всего духовного. Из известной нам триады "дух, душа, тело" материализм признает лишь тело, а душа и дух считаются художественными аллегориями. Но на этом материализм не останавливается: три проявления души — чувства, разум и воля — также считаются лишь аллегориями. Материализм отрицает существование разума независимо от материи. В понимании материализма человек — это материя, познающая саму себя. При этом под "познанием" подразумевается совокупность физических процессов в мозгу человека. Таким образом, отпечаток, который оставляет внешний мир в нашем сознании, с точки зрения материалистов, ничем принципиально не отличается от отпечатка сапога в глине. И то, и другое есть отражение формы одного материального предмета в другом — вот и всё "познание".

Аналогичным образом у материалистов обстоят дела и со свободой воли. Известна знаменитая фраза Спинозы "свобода — это осознанная необходимость". Почему материалисты не желают признавать независимо существующей свободной воли? Дело в том, что материя, по научному определению, обладает строго заданными физическими законами развития, и, следовательно, существует принципиальная возможность абсолютно точного предсказания её развития во времени. Это один из фундаментальных научных принципов. А, следовательно, ни о какой онтологической свободе материи речи быть не может — всё её развитие необходимым образом вытекает из её законов. Итак, Спиноза формулирует понятие свободы как кажущееся, т.е. "осознанное" проявление необходимости, т.е. закономерности. Под "осознанием" здесь, по всей видимости, так же подразумевается чисто материальный процесс. Итак, Спиноза в своей фразе постулирует, что никакой свободы нет. Есть только необходимая закономерность, которая отпечатывается в материи в виде кажущегося же "осознания".

Не существует у материалистов и независимых чувств. Чувства понимаются как сигнальные процессы в мозгу, выражающиеся выделением тех или иных нейромедиаторов: дофамина, серотонина, норадреналина и пр. Материалисты доказывают это медицинскими экспериментами, в ходе которых они вызывают те или иные эмоции у пациентов при помощи тех или иных психотропных веществ или путем возбуждения той или иной зоны мозга. На этой предпосылке зиждется современная материалистическая психология, которая сводит все проявления души к нейромедиаторам.

Итак, для убежденного материалиста не существует таких независимых от материи понятий, как разум, воля, чувства, душа, дух. Всё это для него лишь аллегорически обозначенные проявления материи. Таким образом, последовательный материалист считает кажущимися две трети понятий человеческого понятийного пространства. Действительно, на понятии разума и воли основаны два из трех основных направлений философии — эпистемология и аксиология. Итак, две трети философского знания, с точки зрения материалиста, посвящены кажущимся не существующим независимо от материи вещам.

Аналогичным образом, две трети основных механизмов речи служат для выражения мысли и воли (эпистемические и деонтические модальности, вопросительное и повелительное наклонения и т.п.). Для убежденного материалиста две трети лингвистики также посвящены кажущимся вещам. Целые сферы знания, такие как политика, юриспруденция, психология, педагогика и пр., полностью посвящены проявлениям разума человека, его свободной воли и чувств, и, следовательно, с точки зрения материалиста, тоже являются лишь кажущимися.

По какой же причине материалист идёт на такие жертвы, отрицая независимое существование двух третей своего собственного понятийного аппарата? Очевидно, что, если бы он признал их независимое существование, т.е. признал бы существование разума независимо от материи и существование воли независимо от материи, то ему бы пришлось признать и существование души независимо от материи, а из этого следует существование нематериального, духовного мира и, следовательно, существование Бога.

Итак, мы увидели, что запрос на материализм так высок в социалистическом обществе именно по той причине, что это общество является атеистическим. Для атеиста важно не просто умолчание о Боге, но активное признание того, что Бога нет, нет и души, а есть только материя. Вот в чём настоящий корень идеологии социалистического общества, марксизма-ленинизма, и современной атеистической научной школы, которая основана на принципе "всё, что угодно, только не Бог".

Всякое рассуждение, включающее в себя понятие Бог, считается в современной науке автоматически ненаучным. Это позднее убеждение возникло в науке только в XIX веке. Все основатели естествознания — Ньютон, Лейбниц, Паскаль, Бэкон, Кант, Декарт, Галилей и др. — были христианами, и для них не было никакой необходимости вычеркивать понятие Бога из научного понятийного пространства. Более того, некоторые из перечисленных были еще и богословами, т.е. Бог был совершенно необходим им для построения полной научной картины мира. А ведь именно они являются основателями как современной математики и физики, так и современной научной методологии.

До XIX века атеизм не носил массового характера. Подавляющее большинство людей были верующими. Откуда же взялся всплеск атеизма в XIX веке? Сами атеисты объясняют это развитием научного знания и особенно теории эволюции Дарвина. Переломным моментом считается беседа Лапласа с Наполеоном, в которой Лаплас представил Императору научную картину мира. Наполеон задал вопрос: "А где же Бог в вашей картине?", на что Лаплас ответил, что в гипотезе Бога он не нуждается. Теория эволюции Дарвина завершила отделение науки от религии, исключив необходимость считать Бога Творцом жизни.

Объяснение резкого усиления атеизма в XIX веке развитием науки, однако, противоречит историческим фактам. Во-первых, оно противоречит истории самой науки. Как известно, отцом науки считается древнегреческий философ Сократ, который был казнен в том числе и за то, что называл истину Богом. Это его убеждение нашло подтверждение в словах Христа: "Я есмь путь и истина и жизнь" (Ин. 14:6). По этой причине в Христианской Церкви Сократ считался мучеником до Христа (Василий Великий, Августин, Иустин Мученик, Климент Александрийский говорили об этом).

Мы видим, что, начиная от самых своих истоков, христианство испытывало благоговейное отношение к науке как Божественному учреждению. В IV веке христианство взяло на вооружение научный метод для создания догматов Православной веры. Отцы Церкви — Василий Великий и Григорий Богослов — были выпускниками Афинской научной школы, а Иоанн Златоуст — Антиохийской. Василий Великий также был крупным ученым своего времени. Более поздние христианские богословы, такие как Иоанн Дамаскин, также в совершенстве владели философией и научной методологией.

В средних веках научный метод был востребован в католической схоластике, а начиная с XVII века научный метод получил новое развитие в трудах Фрэнсиса Бэкона (англиканин, известен также богословскими трудами) и Галилео Галилея (католик, мечтал стать священником). XVII век печально известен гонением католической церкви на ученых. Галилей был приговорен судом инквизиции к тюремному заключению за защиту гелеоцентрической системы Коперника.

Защищаясь от необоснованных обвинений в ереси, Галилей сформулировал важный принцип сосуществования науки и религии. Это две разных сферы деятельности, и они могут мирно сосуществовать, если одна не будет вмешиваться в дела другой. Галилей придумал замечательный афоризм, который в оригинале звучит так: "The Bible shows the way to go to heaven, not the way the heavens go", и который можно перевести так: "Библия учит движению на небо, а не на небе". Этот принцип был позже повторен Михаилом Ломоносовым: "Не здрав химик, пытающийся изучать химию по Псалтири, так же не рассудителен математик, желающий измерить Волю Божию циркулем."

Со времен Галилея и Ломоносова между наукой и религией проведена разделительная черта, пересечение которой с обеих сторон считается недопустимым. Как Библия не может быть источником научных знаний в области физики, так и наука не должна вмешиваться в вопросы веры и заниматься опровержением или доказательством бытия Бога. Таким образом, попытки обосновать усиление атеизма развитием научной мысли противоречат самой научной методологии. Между наукой и религией нет и не может быть никакого конфликта. Это принципиально разные сферы знаний.

Конечно, существуют религиозные взгляды, которые находятся в противоречии с научными, и это противоречие невозможно игнорировать. Ярким примером является дарвинизм, который утверждает, что всё живое усовершенствовалось само собой. Дарвинизм входит в конфликт с христианским учением о Боге как о Творце мира. Но стоит только поставить дарвинизм в те рамки, которые дозволены ему научной методологией, то конфликт мгновенно разрешается. Дарвинизм является гипотезой, объясняющей некоторый набор фактов и не могущей объяснить другой набор фактов. Например, дарвинизм объясняет естественный отбор в рамках одного вида и выработку устойчивости к антибиотикам у бактерий. Однако дарвинизм не может объяснить, например, "кембрийский взрыв". Поэтому, с точки зрения строгой научной методологии, дарвинизм - это всего лишь гипотеза, не могущая претендовать даже на статус теории в силу слабого соответствия фактам. Никаких выводов о создании жизни дарвинизм делать не может. Этот вопрос был и остается вопросом веры, а на науки.

Во-вторых, атеизм в XIX веке усиливался в русском обществе и без каких-либо научных доказательств. В высшем свете упоминание Бога было почти неприличным и считалось уделом простолюдинов, семинарии выпускали будущих священников, которые не верили в Бога, общий упадок веры был катастрофическим. То же самое наблюдалось и в Европе. Таким образом, не развитие науки привело к ослаблению веры, а упадок веры сформировал запрос на атеистическую картину мира, после чего наука была приглашена на чужую территорию, где она превратилась в антирелигию в глазах людей, не знакомых с её историей и принципами.

Таким образом, появился вульгарный радикальный материализм, отрицающий существование души и сводящий все проблемы к чисто материальным. Мы уже показали, что подобного рода идеология не может надолго вдохновлять общество, т.к. само по себе слово "вдохновлять" в материализме лишено смысла. Что вы собираетесь "вдохновлять", если, с позиции материализма, ни души, ни духа нет, а есть только бездушный кусок материи, именуемый "человеческим организмом"?

На самом деле, материалисты лукавят. Хотя они и говорят о существовании лишь материи, но сами-то ведут себя вполне как духовные сущности, заявляющие свои права на свободу слова, свободу вероисповедания, свободу передвижения и прочие свободы. Зачем же так переживать? Ведь, по их собственным убеждениям, никакой свободы нет в принципе: свобода — это осознанная необходимость. Так осознайте же это, наконец, и прекратите всю эту бессмысленную борьбу за свободу! Не хотите? А, может быть, вы сами не верите в свой материализм?

Конечно, Советский Союз, декларируя идеологию марксизма-ленинизма, не был по сути материалистическим государством. Православный дух невозможно вытравить за десять лет из народа, который воспитывался в православии веками. Советская культура дала миру множество высокодуховных произведений литературы, кинематографа, живописи, музыки, которые по своей значимости ничем не уступают классическим. Советский народ проявил чудеса героизма и самопожертвования, благодаря чему и удалось победить в страшной кровавой Второй мировой войне и восстановить экономику страны после войны. Всё это невозможно было бы осуществить, если бы люди руководствовались одними материальными идеалами.

Сталин, который сам был учеником Тифлисской семинарии, прекрасно понимал, что за коммунизм русские люди умирать не будут. Поэтому в начале войны, в своём знаменитом выступлении по радио 3 июля 1941 года, он обратился к народу по-церковному: "Братья и сестры!". Тогда же был закрыт журнал "Безбожник", на свободу выпущены священники и епископы, проведен собор Русской Православной Церкви. Сталин знал, что русские люди традиционно шли на смерть за Веру, Царя и Отечество. Вместо Царя он предложил им самого себя, а вместо веры ему предложить было нечего. Поэтому девизом русского солдата стал возглас "За Родину! За Сталина!" Ни у кого не поднялась рука добавить сюда еще и "за коммунизм".

Православный дух любви и самопожертвования был силен в гражданах Советского Союза, но 70 лет атеистической пропаганды всё же сделали своё дело, и материальные идеалы постепенно овладели нашими умами в 90х годах. На смену идеологии марксизма-ленинизма пришла идеология консьюмеризма. Она-то и сгубила Советский Союз как государство.

...продолжение следует...

Дмитрий Лебедев

Комментарии

От кого:

Комментарий:

Чтобы отправить сообщение, нужно отгадать хотя бы одну загадку:

Черный Ивашка, деревянная рубашка, где носом пройдет - там заметку кладет.
Много, много окон в нем. Мы живем в нем. Это...
Двор в снегу. Белы дома. Ночью к нам пришла...

Регистрация на сайте с Вашего браузера невозможна. Попробуйте обновить эту страницу один-два раза клавишей F5. Если это сообщение не исчезнет, необходимо включить "cookies".