Нужно ли русскому народу каяться в грехе цареубийства?

Скопировано с сайта Сирота.ru

Грех растлил нашу землю…

Итак, виноват ли русский народ в цареубийстве и нужно ли ему в этом каяться, или не виноват и не нужно?

Ответ на этот вопрос можно найти у современных подвижников Русской Зарубежной Церкви. Самый выдающийся из них – Святитель Иоанн (Максимович), Шанхайский и Сан-Францисский Чудотворец, стоявший у истоков прославления Царственных Мучеников. Он оставил нам наиболее полное и глубокое назидание, удивительное по силе и ясности.

“Русский народ весь в целом совершил великие грехи, явившиеся причиной настоящих бедствий, а именно: клятвопреступление и цареубийство, – поучал святитель. – В грехе цареубийства повинны не одни лишь физические исполнители, а весь народ, ликовавший по случаю свержения Царя и допустивший Его унижение, арест и ссылку, оставив беззащитным в руках преступников, что уже само собою предопределяло конец. Таким образом, нашедшее на Россию бедствие является прямым последствием тяжелых грехов и возрождение ее возможно лишь после очищения от них. Однако до сих пор нет настоящего покаяния…” (II Всезарубеж. Архиер. Собор в Югославии, 1938).

“Покаяние наше должно быть полное, без всякого самооправдания, без оговорок, с осуждением себя и всего злого дела от самого его начала.” (Проповедь “Памяти Царственных Мучеников”).

Затронул этот вопрос и патриарх-исповедник Тихон, который в самый разгар красного террора встал рядом с Царем на путь мученичества и исповедничества и призвал на этот путь Русскую Церковь – весь сонм ныне прославленных Новомученников и Исповедников Российских. В своей проповеди сразу после расстрела Царской Семьи он сказал: “Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его.” А в Деяниях Поместного Собора 1917-18 г.г. прямо сказано: “Мы свергли Царя и подчинились евреям!.. Русский народ ныне стал игралищем еврейско-масонских организаций…”.

Весь народ соучаствует в цареубийстве…

А вот слова величайшего старца наших дней, прав. Николая (Гурьянова), благословившего текст “Чина Соборного Покаяния в грехах русского народа” в котором используется термин “цареубийство”: “Надо было покаяться! … Служить Литургию и всем идти с молитвою на покаяние, исповедь. Сказать: согрешили против смиреннейшего и кротчайшего Царя, Господи, прости и помоги исстрадавшемуся русскому народу. … Господь не дарует России нового Царя, пока не покаемся искренно за то, что допустили иноверцам очернить и ритуально умучить Царскую семью. Должно быть духовное осознание.” (Схимон. Николая. Царский Архиерей. М: Русский Вестник, 2004).

Князь Н.Д.Жевахов, русский духовный писатель, товарищ Обер-прокурора Святейшего Синода, обвиняя народ в восстании на Царя, писал: “В чем же выразились преступления русского народа, повлекшие за собой гибель России?.. Русские люди, восстав против Богом дарованного Помазанника, тем самым восстали против Самого Бога… Другое преступление русского народа выразилось в непонимании самой России и ее задач… Нет Царя – нет и России…” (Причины гибели России. Новый Сад, 1929).

Один из последних светильников нашей Церкви митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) в своей книге “Русь Соборная” всесторонне, с историческими аналогиями, подобно Свт. Иоанну Шанхайскому, разъясняет вопрос о цареубийстве: “Вольно или невольно, сознательно или несознательно весь народ соучаствует в цареубийстве хотя бы тем, что попускает его, не стремясь загладить страшный грех богоотвержения покаянием и исправлением. И лишь затем, ввергнутый в пучину нестроений и мятежей, в страданиях и скорбях сознает, наконец, свою ошибку. В начале XVII столетия на это потребовалось восемь лет. В ХХ веке – на исходе уже восьмое десятилетие смуты…”.

Русский подвижник игумен Серафим (Кузнецов), вывезший мощи Алопаевских Мучеников в Св. Землю и первым составивший большое правдивое жизнеописание Царственных Мучеников, которых знал лично, пишет о той же причине оскудения любви: “Пройдут скорбные дни лихолетья и русский народ, испив до дна чашу беспримерных бед и скорбей в наказание за невинно прилитую кровь Помазанника Божия и его Семьи, сознает свою вину… Пока этого раскаяния в русском народе не будет, до тех пор не будет и милости от Бога. Не будем лгать перед собою: мы все, только в разной степени, повинны в этом грехе… Дальнейшее зависит от нас самих, и чем скорее мы принесем покаяние, тем скорее… засияет луч скрывшейся от нас любви.” (Православный Царь-Мученик. М: Паломник, 2000).

Митрополит Анастасий (Грибановский) видел худшую сторону произошедшего цареубийства в бесчувствии народа: “Еще более (чем убийство Царя – ред.) должно нас поражать и удручать бесчувствие русского народа, с каким он отнесся к страдальческой кончине своего Государя. Когда его невинная кровь, соединившись с кровью его Супруги и юных Детей, пролилась в мрачном подвале Ипатьевского дома, это потрясающее событие, от которого, казалось, могли содрогнуться самые камни, не вызвало ни ужаса, ни острой скорби в толще русского народа, почти не заметившего его в шуме общих потрясений революции. Царь-Мученик остался неосетованным и неоплаканным своими подданными.” (Архипастырские послания, слова и речи Высокопреосвящ. митр. Анастасия).

Архиепископ Нафанаил (Львов) видел главный грех в измене Царю: “Народ наш совершил двойной тяжелый грех: изменил своему Царю-Помазаннику Божию и изменил ему именно за то, что тот был совершенно праведным, бескомпромиссно исполнял свой царский долг, служа правде Божией. Народ не захотел вместе с Царем тяжким подвигом служить этой правде…” (Беседы о Священном Писании и о вере и Церкви. Т.3, 1942).

Митрополит Вениамин (Федченков) в книге “На рубеже двух эпох” свидетельствует, что во время Гражданской войны по постановлению Синода в Крыму проводилось общецерковное покаяние в грехе цареубийства: “Важным событием были так называемые “дни покаяния”… 12-14 сентября… Там среди разных наших грехов поминалось и об убийстве Царской Семьи с невинными Детьми. Эти три дня в городе Севастополе денно и нощно шли богослужения и исповеди… мы там каялись и в вине цареубийства…”

К такому покаянию призывает народ и нынешний патриарх Московский и Всея Руси Алексий II со Святейшим Синодом Русской Православной Церкви по случаю 75-летия убиения Царской Семьи: “Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением и Божеского, и человеческого закона, этот грех лежит тяжелейшим грузом на душе народа, на его нравственном сознании. И сегодня мы, от лица всей Церкви, от лица всех ее чад – усопших и ныне живущих – приносим пред Богом и людьми покаяние за этот грех. Прости нас, Господи! Мы призываем к покаянию весь наш народ…”.

На 80-летие эти слова были повторены, сопровождены призывом к трехдневному посту 15, 16, 17 июля и дополнены: “Несколько поколений за это время успело сменить друг друга, но память о совершенном беззаконии, чувство вины за его нераскаянность не изгладились в народе нашем. Убийство Царской Семьи – тяжкое бремя на народной совести, которая хранит сознание того, что многие наши предки посредством прямого участия, одобрения и безгласного попустительства – в этом грехе повинны. Покаяние же в нем должно стать знамением единства наших людей не по форме, а по духу”. Это воистину святоотеческий голос Церкви.

Что мешает покаянию?

Из выше изложенного видно, что расхождений по вопросу о грехе цареубийства у святых, подвижников благочестия, архипастырей и пастырей нет: народ виноват и каяться надо. Кому же, как не им, направлять наш путь ко спасению? Кому еще можем мы доверяться на этом пути… Что же мешает нашему соборному всенародному покаянию?

Во-первых, смысловое недоразумение. Даже те, кто признает, что на русском народе лежит часть вины (грех попустительства, отступничества или клятвопреступления), видят в известных словах Святейшего Патриарха Алексия II “Грех цареубийства … народом нашим не раскаян” какое-то противоречие со своим пониманием, чего на самом деле нет. Из этих слов вовсе не следует, что русские непосредственно совершили цареубийство, да еще и ритуальное не по-русски. Ведь попустители, отступники или клятвопреступники, как ни назови, способствовали произошедшему и потому, не являясь собственно цареубийцами, они все же причастны греху цареубийства. Это очевидная логика русского языка, различающего само событие и его причинноследственные связи.

В юриспруденции существует понятие “соучастие в преступлении” с разной, разумеется, ответственностью за разные степени соучастия. Хотя любой соучастник, например, убийства, является тем же убийцей. Это тоже простое и ясное определение сути поступка. Иначе у нас весь уголовный мир превратился бы в благородных “попустителей” и “отступников”. Святитель Тихон, рискуя жизнью, проповедовал, что даже неосуждение цареубийства делает нас причастными к нему (“кровь расстрелянного падет и на нас”, см. выше). Что уж говорить о соучастии, когда иноверцам и инородцам осталось только исполнить их сатанинский ритуал? Все остальное свершило наше русское отступничество!

Таким образом, здравое рассуждение показывает, что слова Святейшего, вытекающие из приведенных святоотеческих назиданий, приемлемы для любого кающегося человека, как бы он не определял свой грех. Для каждого, кто не считает безвинным народ, полтора года ждавший казни Царя-Батюшки с плакатами “Долой Самодержавие!” и позволивший издеваться над своим Царем не где-то на Марсе, а в самой глубинке своей собственной земли.

Духовное заблуждение – вторая причина недоразумений. Когда говорится “грех нераскаян”, это означает, в частности, что он не осознан, не понят, не обнаружен даже. Для нас, живущих столетие спустя, в этом осознании греха и заключается главная часть задачи, т.к. исправить уже ничего нельзя. Современники события вместе со своей виной отошли в мир иной и покаяться уже не могут. Не будем бояться “перекаяться”, ибо покаяние в несодеянном грехе грехом не является, а оставление хоть малой части греха нераскаянной сохранит грех на душе. Попробуем честно посмотреть Правде в глаза.

Когда убивают отца или мать, любящие чада не задаются вопросом: “Что я могу сделать?”, а мчатся на помощь по зову сердца, подобно ученикам Христовым, воскликнувшим: “Пойдем и мы умрем с Ним!” А что сделал русский народ, узнав, что его Царя свергли, арестовали, увезли в ссылку и зверски убили? Где были 150 млн. подданных, почему не искали Царскую Семью, не запрудили улицы столиц, не снесли народной лавиной врагов, посягнувших на Отца и Мать земли русской? Значит, не любили Царя-Батюшку, Царицу-Матушку и их детушек, как следует…

Речи о забитости и невежестве простого народа, который-де ни в чем не разбирался, не понимал, что Царя свергли, и т.п., являются оговором великого русского народа, хулой на Царизм и Церковь с ее просвещающим светом Истины и оскорблением Царя, как заботливого Отца народа. Фактически это скрытый атеизм и антимонархизм, вытекающий из большевистской пропаганды о “прогнившем самодержавии” и “попах-мироедах”, которые, якобы, держали людей в беспросветной бедности, полной безграмотности и отсталости…

То, что русских было мало среди палачей, тоже ни о чем не говорит. Чернь с плакатами к тому времени уже вовсю требовала немедленной расправы. Найти десяток ублюдков среди этнических русских не представляло никакого труда. Их просто не взяли, ибо это не отвечало ритуальному характеру убийства. А мы теперь за формальной стороной вопроса хороним его фактическое содержание. Нам-то что до их ритуала? Мы сгубили Царя своим предательством!

Вспомним Святое Евангелие. Еврейский народ в своей массе тоже не знал о происходящем: при Богоубийстве непосредственно присутствовала лишь незначительная его часть. Да и не они убивали Христа, Его распяли римские воины. У каждого была своя роль: кто предавал, кто судил и бил, кто плевал и насмехался, кто гнал и ругал, кто прибивал ко Кресту. Если поискать, то вообще убийц нет – Он сам испустил Дух.

Однако именно евреи, как ни прятались они за спины римских воинов, наречены “богоубийственным родом”. Негоже и нам прятаться за спины инородцев, на растерзание которым народ предал своего лучшего, Святого Царя-Батюшку. Чтобы Господь не проклял нас, подобно евреям, нужно покаяться в этом грехе, обусловившем цареубийство.

Это – правда!

Владыка Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, сравнивая два тяжелейших бедствия нашей истории, пишет: “Не случайно обе величайшие русские смуты (начала ХVII и начала ХХ веков) связаны с цареубийством. В первом случае обезумевшая толпа, обманутая самозванцем, вломилась в Кремль, предав законного государя, сына Бориса Годунова Феодора Борисовича с матерью в руки бессовестных убийц, во втором – у Императора Николая II насилием и ложью было вызвано отречение от престола, в результате которого полтора года спустя вся Августейшая Семья пала жертвой убийц-изуверов… Смута начала XVII столетия дает нам хрестоматийный пример того, как народные нестроения и мятежи, омраченные цареубийством, едва не ввергли страну в окончательное и полное разорение… Затем осознанное соборное покаяние в совокупности с соборным же действием по воссозданию державных устоев России – возродили ее буквально из пепла.” (Митр. Иоанн. Русь Соборная. СПб: Царское Дело, 1995).

Народное покаяние 1607 года в свержении династии Годуновых и цареубийстве принимали в Успенском Соборе Кремля два Святых Патриарха: Иов и Гермоген, причем главными грехами назывались клятвопреступления и измены, а не само злодеяние. Причем москвичи каялись не только за себя, но и за умерших уже к тому времени участников Смуты, прося помиловать не только “иже во всех градех страны сея живущих”, но и “тех, иже света сего отшедшия отцы и братию нашу”.


Наталья Климова. Иллюстрация к книге "Жития святых для детей. Святые мужи"
"Свв. Патриархи Гермоген и Иов совершают Покаянный чин в Успенском соборе Московского Кремля в 1607 г."
http://gm-dar.livejournal.com/54275.html

Этот покаянный чин святителей Иова и Гермогена, лишь единожды примененный Русской Церковью, необходим и ныне. Так, Обращения Священного Синода в связи с 75-й и 80-й годовщинами Екатеринбургских событий (1993 и 1998 гг.) содержали лишь призывы к покаянию, которое, по слову Владивостокского владыки Вениамина “нужно было… обставить подобающим образом: подготовить соответствующий чин Богослужения, принести покаяние всенародно, всецерковно.” (Еп.Вениамин. Сила русского народа. Владивост., 1996).

Смуты, междоусобицы и иудейские козни XVII столетия сменились дворцовыми переворотами ХVIII века, организуемыми масонами и осуществляемыми русской знатью, как, например, убиение императора Павла I. В ХIХ веке за Царями охотились террористы-социалисты разных народностей. Вот важное для нас свидетельство покаянного восприятия благочестивыми русскими людьми (К.П.Победоносцевым и Государем Александром III), цареубийства, жертвой которого стал Император-Освободитель Александр II. Победоносцев пишет: “Государь, который на словах моих: “Кровь Его на нас” прервал меня восклицанием: “Это – правда”, – поддержал меня, сказавши, что подлинно все виноваты и что из этих всех он не исключает и Себя” (В кн. Иг. Серафим (Кузнецов). Православный Царь-Мученик. М: Паломник, 2000).

Больше половины русских Самодержцев умерло не своей смертью, да и среди мирно почивших велика доля отравленных, подобно блгв. Царю Иоанну Грозному и его сыну. Степень народной вины в каждом случае своя, однако грех нарушения Божьей заповеди “не прикасайтесь к помазанным Моим” всегда остро осознавался народом. И лишь в ХХ столетии массовое отступление русских людей от Бога и Церкви привело к революции и упразднению Самодержавия.

Первопричина всего произошедшего в России за последние сто лет лежит не во внешней сфере, будь то западничество, либерализм или иудео-масонство. Она даже не в перерождении части высшего сословия, интеллигенции, духовенства, не в предательстве генералов, политических деятелей и членов Священного Синода. Все это следствия. Ключ к пониманию произошедшего с русским народом в ХХ веке – в словах нашего святого патриарха-исповедника Тихона: “Грех растлил нашу землю… вызвал сатану из бездны”. Ему вторит митрополит Иоанн (Снычев): “цареубийство в духовном понимании есть бунт против Бога, вызов его Промыслу, богоборческий порыв сатанинских, темных сил”.

Итак, грехи осуждения, дерзости и кощунства лежат на тех, кто упорно мешает здравому восприятию событий, разжигает страсти, возводит на пустом месте ложнобогословские препятствия к соборному, всенародному покаянию в страшном грехе цареубийства, пользуясь невежеством простых людей.

Грех осуждения тех, кто истинно, по православному каются, по слову Писания “не желая утешиться”, видя в себе истоки всего мирового зла.

Грех дерзости – в пренебрежении святоотеческими назиданиями и мнениями святых Русской Церкви: свт. Иоанна, архиеп. Сан-Францисского, свт. Тихона, патриарха Московского, прав. Николая Псковоезерского и иных…

Грех кощунства – в бесцеремонном обращении с памятью Святых Царственных Великомучеников, в разжигании борьбы с покаянием “невинного”, якобы, народа.

На наших глазах под видом народолюбия делается затейливая попытка не только помешать покаянию, но и усугубить грех цареубийства! Будем же трезвиться и помнить, что “покаяние наше должно быть полное, без всякого самооправдания, без оговорок, с осуждением себя” (Свт. Иоанн Шанхайский, см. выше), что “Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит” (Пс.50), что “Господь не дарует России нового Царя, пока не покаемся искренно” (Прав. Николай Талабский).

Аминь.

Участники конференции “Православие и Россия в свете Апокалипсиса” г. Москва, 2004 г.

Комментарии

21.02.2012   Владимир
Храни Господь! Благодарю! Согласен!
С Уважением!

От кого:

Комментарий:

Чтобы отправить сообщение, нужно отгадать хотя бы одну загадку:

Двор в снегу. Белы дома. Ночью к нам пришла...
Скромный полевой цветок, синеглазый...
Много, много окон в нем. Мы живем в нем. Это...

Регистрация на сайте с Вашего браузера невозможна. Попробуйте обновить эту страницу один-два раза клавишей F5. Если это сообщение не исчезнет, необходимо включить "cookies".